Временная петля

— Ну ты как, готов?
— Усехда готов,— выдавил из себя Серёга с насупившимся видом.
— Чо смурной-то такой, с бодуна чтоль?, — поинтересовался я.
— Да не, моя раскудахталась, картошка наша мол попортится, у моей сестры в Рязани. Вишь ты, картоху из деревни не довёз, а на коп собрался.
— Так какие проблемы, на обратном пути заскочим, да заберём, всё равно рядом будем, сказал я.
Серёга заметно повеселел, — Ну да, от Рыбного до Рязани недалеко, а успеем?
— Куда? — поинтересовался я.
— Ну ты даёшь, наши девчата сегодня собираются. Ты свою с работы в 9 вечера забрать должен и к нам отвести, они ж ещё две недели назад договорились. Уа-ха-ха, и кто из нас с бодуна? Если бы не знал что ты не пьёшь…
— Да уж, совсем из котелка вылетело. Ну да ничего, по ходу дела разберёмся, грузись.
Серёга сунул в багажник моей старенькой копейки, свой видавший виды, кое где затёртый до дыр рюкзак.
—Готово, погнали, провозгласил он, залезая на штурманское сидение.
—Скока там натикало?, спросил я.
—Пол восьмого, ты Лех как всегда, хоть на десять минут, но опаздаешь.
—Да ладно тебе ворчать то, уж к десяти то, до Вовки полюбому доберёмся.

Через пять минут мы уже выехали из Марьино на окружную, и покатили в сторону Люберец. За разговором незаметно шли минуты, проплывали населённые пункты, Люберцы, Октябрьский, Островцы, Бронницы. На окружной Коломны, чёрная лента шоссе и пейзаж за окном, заметно посветлели, порадовав чистым небом, и отсутствием облачности. День обещал быть солнечным и тёплым. В конце октября, каждый солнечный день кажется особенно тёплым, то ли в предчувствии грядущей слякоти, промозглости и холода, то ли солнце действительно отдаёт последнее тепло уходящего лета. Именно в такие солнечные дни, особенно когда едешь на природу, повышается жизненый тонус, и кажется неизбежным, встреча с чем то интересным, новым, радостным, будь то интересная находка, или просто красивый пейзаж снятый на цифровую мыльницу, ну вобщем предвкушение чего то такого непонятного, неизведанного.

Проезжая третью «столицу» России огуречный край Луховицы предвкущение достигло опагеи, ещё немного, и мы у цели!
—Дорогу то к Вовану не забыл?, лукаво ощерившись спросил Серёга.
—Да че там помнить то, до Рыбного, там на посту направо, на развилке левее, ну и до упора.
—Даа, протянул Серёга, — зрительная у тебя, будь здоров, один раз был, хм, да и то лет семь наверное прошло?
—Не, лет пять назад, ну да, в девяносто третьем.

Серёга о чём то задумался, — блин, время летит, тока вчера вроде познакомились, а почти десять лет прошло, незаметно всё как то.

Через зеркало заднего вида, я внимательно посмотрел на своего собеседника. Впервые, за многие годы знакомства, выражение лица Серёги мне показалось незнакомым, странным, чужим. Эти вечно озарные с хитрецой, смеющиеся глаза, как то перестали улыбаться, потупились, остекленели и смотрели в никуда бессмысленно и тускло. На долю секунды, мне даже стало не по себе.

—Эй дружище, хорош смурять.

Серёга встрепенулся, и виновато улыбнувшись, сказал

—Извини Лех, как то накрыло, о времени задумался, оно ж летит блин, как стрела, и назад не вернёшь.

Я опять скосил глаза на зеркало, улыбаясь широкой рязанской улыбкой, на меня смотрел всё тот же, что раньше Серёга.

—Ну вы блин даёте, и давно это у вас?, подражая интонациям голоса генерала «Булдакова» из «Особенности национальной охоты», спросил я.

Серёга рассмеялся, — Да нет, первый раз накрыло, старею наверно.

—Ага, так я тебе и поверил, ты бы хоть ради приличия парой седых волос обзавёлся, а то законсервировался!

Мы рассмеялись.

Как то незаметно за разговорами, мы доехали до Вовкиного дома, и выехав на пустырь за домом, припарковались около его раздолбанной буханки.

—Пошли, че копаешься, да не запирай, никто не полезет, ет те не Москва, чужие здесь не ходят, Серёга потянулся и посмотрел на часы.

—Скока?

—Два часа ехали, пол десятого, зевая, нараспев ответил он,

—Ты чо, не выспался что ли, зеваешь то?

—Воздух! Отвык в Москве от нормального воздуха, вот результат. Ты мне лучше вот чо скажи, ты когда часы то носить начнёшь, счастливый ты наш?

—Серёг, ну ты же знаешь, на моих лапах часы долго не живут, две недели максимум.

Серёга усмехнулся, — Ну да ну да, в курсе,…. пошли копуша.

Хлопнув дверью машины, я поспешил за Серёгой к подъезду.

Поднявшись на третий этаж Серёга толкнул дверь, та нехотя поддалась со скрипом, — Ну как всегда, коммунизм, констатировал он, — Эй хозяева, есть кто дома?

Через секунду, из боковой комнаты, высунулась заспанная взъерошенная детская мордашка Наташки.

—Дядя Серёжа, дядя Лёша, а родители ещё спят,…. ща подниму.

—Картина Репина приплыли, задумчиво сказал Серёга.

—Ага, скорей неждали, поправил я.

В дверях появился хозяин.

Серёга несдержался: — Выплывают расписные.

Я чуть не рухнул на пол от гомерического хохота.

Вовик был неотразим, весь его внешний облик говорил сам за себя, в одном носке, в трусах наизнанку, в растянутой майке, одна из брителек которой висела под мышкой, он смотрел на нас полуоткрытыми припухшими глазами, как баран на новые ворота. Через секунду сообразив, что ему это не снится, Вовик выдал фразу, после которой мы ещё долго не могли успокоиться,

—Мужики, а чо уже суббота?

Немного успокоившись после первого приступа хохота, мы с Серёгой переглянулись и почти одновременно выдали: — Ну и кто из нас с бодуна?

Что было дальше, догадаться не сложно. Второй взрыв хохота был немного потише, но намного продолжительнее.

Пока мы с Серёгой приходили в себя от смеха, Вовка быстро привёл себя в порядок, и уже через четверть часа, мы трескали яичницу на кухне, запивая её натуральным, ароматным, горячим кофе.

—Ладно посмеялись и будя, до карьера то далеко?, спросил Серёга.

Вовик на мгновение задумался и парировал: — Километров двадцать мож чуть меньше.

Я наблюдал за диалогом парней, мысленно просчитывая время разъездов, поисков, заезда в Рязань за картошкой, вобщем планировал день так, что бы к девяти вечера оказаться в Москве.

—Слыш Вов, а чо там есть то?

—Да окаменелости какие то, ракушки, зубы, в общем фигня какая то окаменелая. Сосед, когда там на экскаваторе работал, много всякой лабуды этой каменной домой таскал, пока его жена из дома не выставила вместе с этими камнями.

Месяца три в гараже жил, пока совсем холодно не стало.

Потом жена сжалилась, домой пустила, не собака всё ж, человек.

—Так давай зайдём к соседу, пообщаемся.

—Поздно мужики, сосед той зимой кончился.

—Как это?

—Как, как? Пошёл в баню с друзьями под вечер, принял на грудь, да видать нерасчитал малёк. Дело то в середине марта было, ну в общем, нашли его утром, правда живого ещё, тридцать метров до дому не дошёл, два дня ещё потом пожил, да так в больничке и кончился. Здоровый мужик был, врачи говорили, если б на часок пораньше нашли……

—Да уж,……… а камни то его куда делись?

—Куда, куда?, на помойку. Его благоверная, когда летом гараж продавала, запчасти от машины мужикам отдала, а коробки с камнями, на помойку вынесла.

—А ты чего не забрал?

—Откуда я знал, я в деревне был когда она гараж продавала. Да и камни то эти, только для вас и забрал бы, сами знаете, я по старине хожу, а окаменелости мне по барабану.

На мгновение, мне показалось, что Серёгу опять накрыло, но то ли мне показалось, то ли это было настолько мимолётно……

—Ладно братцы кролики, сказал я вставая из за стола, поехали до места, а там разберёмся, кто куда и что к чему.

Кстати Вован, ты нам помогаешь, или свой интерес какой есть?

—А у тебя клюшка с собой, поинтересовался Вован понизив голос и скосив глаза на кухонную дверь.

—А что?, так же таинственно тихо ответил я, и посмотрел на Вована прищурив глаз.

—Потом, прошептал он и добавил в полный голос, ну чо, погнали за камнями?

Серёга ехидно хихикнул и пошёл вперёд, я за ним.

—Ната-ах,…. дверь закрой, протянул Вовик в дверях.

—Чо, коммунизм закончился?, ощерившись спролил Серёга.

—Да нет, Натаха то одна дома остаётся, Валентина на работе с утра, так пусть лучше запрётся от греха…….

—А старшой то где?

—Да Лексей, отстал ты от жизни, старшой уж пол года как керзу топчит, а ты ни сном ни духом.

Вытащив из буханки свой рюкзак Вовка вопросительно уставился на меня.

—Багажник не заперт, сказал я, и плюхнулся на водительское сидение.

Погрузившись в автомобиль Вовка опять в пол голоса спросил: — Ну че, клюшка то есть, дашь?

—Да что ты всё шепчешься, съехидничал Серёга со смешком.

Вован насупился не на долго, потом сообразив, что дальше наших ушей информация не просочится, выдал:

—Валька заклевала, да и Натаху настрополила, что б в поля не лазил, прибор в чулане заперла, а ключ спрятала.

—Чой то она, поинтересовался я.

—Ей какая то старуха в храме на мозги накапала, мол грех это, крестики по полям собирать, моя ж их в храм тоскала, ну и наслушалась, что не к добру мол это. А весной Сашку в армию забрали, моя как с цепи сорвалась, а с ней спорить сам знаешь, себе дороже, ежели чего, и сковородой приласкает…..

—Тогда понятно, протянул Серёга.

—Куда рулить то, обогнув дом по пустырю, перебил я.

—На лево на просёлок там подскажу.

Машина, медленно переваливаясь через бугры и канавы наполовину залитые водой, уверенно выкатилась на вполне приличный грейдер. Здесь можно и придавить, подумал я и нажал на тапку. Через пол часа, километрах в трёх оставив грейдер за спиной, мы выехали на небольшую полянку, метрах в стах от того самого карьера.

—Может попробуем ближе?….

—Не стоит, перебил меня Вовик, вон за теми кустами такой расколбас, тебе Лех и не снилось. Я в том годе на своей буханке здесь, так завяз, что чуть мосты не поотрывал когда меня отсюда Кировцем дёргали.

—А чей то ты тут забыл? Ты ж вроде окаменелостями не интересуешься?, быстро повернувшись к Вовке и прищурив глаза спросил Серёга, и добавил: — Колись давай, колись.

Вовка поёжившись нехотя ответил: — Да я тут неподалёку, когда в том году с Сашком грибы собирали, керамику на опушке, с той стороны карьера приметил. Да и поляна там по форме уж больно какая то затейливая.

Пока мы переодевались, Серёга неспешно продолжал допрос.

—Керамика то на поверхности была?

—Не-е, её машинами из колей повыдавливало. Тут вокруг карьера их столько понабили, ноги поломаешь.

—Ну чо тупим то, пошли за трофеями, клюшка в бауле, как пользоваться то, не забыл?

Вовик моментально преобразился. От медлительного, степенного, сельского жителя, не осталось и следа. Глазищи сверкают, ноздри раздуваются, ну прям ретивый конь перед стартом.

—Костыли не поломай, когда через расколбас поскачешь, съязвил Серёга.

—Недождетесь, парировал Вовка, и ещё что то буркнув через плечо, ломанулся в сторону карьера.

—Вот сайгак то, соскучился видать, засиделся. Ну чо готов?

—Ща, машину запру, отозвался я, готово, пошли.

Мы неторопясь направились к карьеру по примятой Вовкой траве, метров через пятьдесят Серёга вдруг замедлил ход и остановился.

—Ты чо, ……… чо встал то?

—Сам посмотри.

Я выглянул из за Серегиного плеча, и увидел Вована сидящего на большом валуне, и тупо гипнотезирующего карьер.

—Вован, ты чо там, розового слона что ль увидел?

—Идите сюда, всё сами поймёте.

По мере приближения к полянке с валуном, на котором восседал Вован, кусты и деревья редели и откравался вид на карьер. Дойдя до валуна, мы с Серёгой поняли почему Вовик тупо уставился на карьер, он весь был залит водой практически до краёв.

—А это точно, тот карьер? с ноткой сомнения в голосе спросил Серёга.

—Точнее не бывает, я тут в последний раз на майских был, семейство на шашлыки вывозил, перед Сашкиным призывом.

Хотел лишний раз проверить, не ошибся ли я по поводу керамики, ну и так, план действий составить. На дно с Сашком спускались, так там даже луж не было, а тут на тебе.

—Вот те бабушка и Юрьев день, что делать то будем, спросил я.

—Что? Что?, по отвалам пойдём, вон вишь слева кучи какие нагребли, не возвращаться же, коль приехали. Ну а не будет ни чего, к Вовану присоединимся.

—Принято, ну пошли тогда, чо на месте то топтаться время то тикает.

Вован смотрел на нас с недоумением.

—Вы куда?

—На отвалы, за окамнелостями, мож там чо найдём, не нырять же за ними.

—А я?

—А ты ныряй, если желание есть, в очередной раз съязвил Серёга.

—Да ну вас, сдвинув бейсболку на глаза и почесав затылок, пробубнил Вован.

—Иди движуху ищи, где керамику видел, че интересное найдёшь, нас зови.

Через секунду Вован уже скакал через кусты по правому берегу карьера.

—Не ну точно сайгак.

—Ладно те Серёг пошли.

Через сто метров по левому берегу, нас ждала весьма неприятно осыпающаяся, куча бульдозерного перемеса.

Три часа лазенья и перелопачивания бульдозерной мешанины, не принесли практически ни каких результатов, не беря в расчёт пяток перитовых рассыпающихся в труху аммонитов, весьма схожих с Егановскими, и парой осколков плит с двустворками.

Одна находка, всё же смогла удивить нас. Рядом с одним из найденных Серёгой аммонитов, я обнаружил часовую стрелку, орентировочно, от настенных часов, ровно подёрнутую патиной, с небольшой зеленцой, и плохо читаемой надписью с обратной стороны.

—Середина девятнадцатого, примерно, констатировал Серёга,

—тока форма какая то странная.

—Да, в виде крестика. Я такого никогда не видел. Ну и переколбасили они тут слои, будь здоров. Ладно потом рассмотрим.

Я сунул стрелку-крестик к остальным находкам, в боковой карман рюкзака.

—Ну чо, спросил Серёга: есть смысл дальше копошиться, или к Вовке присоединимся?

—Да пошли наверно, нехрен тут делать. Время то сколько?

Серёга посмотрел на часы.

—Десять минут четвёртого. Валить уже пора, а не к Вовану присоединяться.

Мы аккуратно спустились к подножию отвалов, с противоположной карьеру стороны, и двинулись в сторону полянки с валуном, где три часа назад, расстались с Вованом.

Через четверть часа, при выходе на полянку, мы оба застыли как вкопанные.

—Дэ-жа-вю, медленно по слогам произнёс Серёга.

На валуне, в той же позе что и первый раз, восседал Вован и тупо медитировал на карьер.

—Не, ну на сей раз, точно розовый слон, усмехнулся я и мы двинулсь к валуну.

Когда мы подошли почти вплотную Вован, до последнего момента не обращавший на нас никакого внимания, встрепенулся, перевёл взгляд на нас, и зашипел прислонив указательный палец левой руки к губам, а указательным правой показывая в сторону карьера.

—Никак точно розовых сл…….Серёга застыл на полуслове, и выронил из руки саперку.

—Хорош прикалываться, паразиты, глядя на Вована и Серёгу сказал я и посмотрел в сторону карьера ожидая какого то подвоха.

И подвох был, но не со стороны ребят.

В карьере небыло воды, он был абсолютно сух.

Внизу на дне карьера виднелись хилые деревца, кусты, валуны, песок, куски разбитой скальной породы, ну как обычно в карьерах. Единственно чего не было, так это воды, даже луж не было.

—Вы видите то же что и я?, поинтересовался Вовик чуть ли не шопотом.

—Угу, промычал Серёга.

—Не, я чо то не понял, сказал я и сделал несколько шагов в сторону карьера.

—Стой, рявкнул Серёга.

От неожиданности я остановился, и обернувшись посмотрел на Серёгу.

—Мы когда сюда пришли, кто нибудь к воде подходил? странным немного охрипшим голосом спросил он.

Я отрицательно мотнул головой, и тут же морозец пробежал у меня по спине.

—И я не подходил, прошипел Вован треся головой как больной паркенсоном.

—Валим ка мы отсюда парни, пока в памяти, сказал Серёга, и медленно поднял саперку. Потом так же медленно развернулся, и неспеша направился в сторону машины.

Вовик стёк с валуна, медленно поднял рюкзак и баул с прибором, и так же медленно как Серёга, поплыл за ним следом.

Сделав первый шаг в сторону машины, я почувствовал тяжесть в ногах. Ощущение было таким, как будто к ногам привязали огромные гири. Только не оглядываться, мелькнуло в голове, и я поплёлся к машине за ребятами.

Когда я доплёлся до машины, парни уже загрузили багажник и ждали пока я открою двери.

—А чо, переодиваться не будем?

—Потом. Поехали отсюда, тем же голосом прохрипел Серёга.

Меня понемногу отпустило, я закинул рюкзак в открытый багажник, хлопнул крышкой, и сел за руль.

Машина завелась только с третьего раза. Никогда такого не было, всегда, даже в самые сильные морозы, заводилась с пол оборота, а тут.

Выехав на грейдер Серёга попросил включить радио,

—Веселей как то, уже нормальным голосом сказал он,

—переодеваться то будем?

Вовик заёрзал на заднем сидении, — да, не помешало бы.

Я молча съехал с грейдера на живописную полянку, и заглушил мотор,

—Ну чо сидим то, кто то переодеться хотел?

Парни как по команде выпрыгнули из машины, и полезли в багажник за шмотьем.

Я медленно вылез из за руля, и внимательно наблюдая за ними спросил:

—А мож вернёмся?

Вовик моментально застрял в штанине, и чуть не ковырнулся в багажник. Серёга поперхнулся дымом только что прикуренной сигареты, и пробубнил что то нечленораздельное, потом плюнув сигарету и вытерев только что проступившую испарину на лбу сказал:

—Не Лех, ты конечно как хочешь, но я в эти игры не играю, без меня, я пас.

Вовик опять напомнил человека с болезнью паркинсона, пока Серёга говорил, голова Вовика то кивала, то моталась из стороны в сторону, и несколько раз вообще произвела какие то непонятные движения.

—Да ладно вам, я прикалываюсь. Хотя интересно всё таки, что это было?

—Меньше знаешь, — крепче спишь. Да и вообще, лучше об этом помалкивать. А то так и до дурки недалеко, сказал Серёга.

Мы молча переглянулись.

—Ладно поехали, нам ещё в Рязань за картошкой, к твоей сестре заезжать.

Копейка бодро фыркнула, и шустро выпрыгнув на грейдер, помчалась в сторону Рыбного.

По дороге обратно, каждый из нас находился в плену своих мыслей, только приёмник что то поскуливал нарушая тишину.

—Значит, между нами?, спросил Серёга когда я подрулил к Вовкиному дому.

—А есть варианты, съязвил я.

—Я могила, буркнул Вован с заднего седения.

—Ладно выгружайся, мы поехали.

—Чо, даже не зайдёте?, скуксился Вован, — Меня ж Валентина сожрёт с потрахами, и фамилии не спросит.

—А чо спрашивать то, она ж у вас одна.

Ладно, зайдём, но на пять минут не больше, чаю попьём, сказал я и заглушил движок.

Ну конечно одним чаем, не обошлось.

Валюха всегда была гостеприимной хозяйкой, а тут ещё, черти знает сколько не виделись.

На первое борщ со сметаной, на второе, курица тушёная с картошкой, капуста, соления, вобщем всё, что душе угодно.

Даже по стопке ребятам налила.

И разговоры, разговоры, разговоры.

Еда в меня, почему то, особо не лезла, поэтому шевелить языком, в разговоре с Валентиной, в основном приходилось мне.

Ребята же, трескали с волчим аппетитом, будто неделю в лесах провели без горячего.

Наконец то насытившись, парни постепенно присоединились к разговору, и мне удалось немного расслабиться.

Через какое то время, Валентина, ещё немного похлопотав по хозяйству, тактично удалилась с кухни, оставив напротив меня, большую кружку свежезаваренного кофе.

—А нам, кофе, хором взвыли ребята, в след удаляющейся хозяйке.

—А вы обойдётесь, чайку попьёте, чайник только вскипел, Лёшке ещё бублик крутить, тем более кофе всё равно кончился, сказала Валентина и закрыла за собой дверь на кухню.

—Да Лех, любят тебя бабы, почесав затылок, и пригладив волосы, констатировал Серёга.

—Не-е, протянул Вован, — она у меня хоть и строгая, но правильная, моё воспитание.

Вовик расправил плечи, и как бы надулся, подчёркивая тем самым свою значимость в доме.

—Хо-зя-ин, протянул Серёга, и вытянув губы вперёд, закивал головой как китайский болванчик.

Я чуть не подавился глотком кофе от смеха, но сдержался.

Вовка степенно налил чаю себе и Серёге, и водрузившись на прежнее место, опять надулся как мыльный пузырь.

—Ладно хозяин, селуху то у карьера, где керамику приметил, нашёл?

Глоток кофе, сделанный мной в момент когда Серёга задавал вопрос, от реакции Вовика, чуть не вылетел носом.

Вовкин мыльный пузырь, сдулся в глубокий минус. Над столом осталась видна одна голова, с выпученными глазами.

—Тихо ты, прошипел он, Валька убьёт ежели узнает.

—Хо-зя-ин, вторично протянул Серёга и мы прыснули смехом на всю кухню.

Вовик поняв причину нашего смеха, быстро попытался реабилитироваться, приняв прежний вид и позу.

В этот момент на кухню зашла Валентина. Переведя взгляд с наших содрогающихся от смеха тел, на мужа, она сказала:

—Опять ржёте как кони. Хоть бы к чаю чего, на стол поставил, и добавила нараспев — хо-зя-ин.

Мы с Серёгой стекли под стол, не в силах больше сдерживать гомерический хохот.

Наш смех был на столько заразен, что когда мы вылезли из под стола утирая слёзы, то и Вовик, и Валентина, хохотали вместе с нами.

—Ладно кони, хорош ржать, чай вон лучше пейте с выпечкой, сквозь смех сказала Валентина, и поставила на стол блюдо, с вкусно пахнущими крендельками. Вам ведь ещё в Рязань вроде?

—Блин, скока время Серёг?

—Ё моё, спохватился Серёга, пол седьмого. Доглатывай свой кофе, и полетели, иначе наши девки, нам точно холку налимонят.

Я поднялся из за стола, торопливо доглатывая напиток.

—А выпечка? Обиженно спросила Валентина.

—Да ты им с собой заверни, в дороге пожуют.

Вовик достал целлофановый пакет и протянул Валентине.

Та не задумываясь стряхнула содержимое блюда в пакет, быстро завернула его узлом, и прежде чем мы проскользнули к выходу, впихнула его в руки Серёге.

Мы наскоро попрощались с гостеприимными хозяивами, и поскакали вниз по лестнице.

По дороге в Рязань, ничего примечательного не случилось, полупустая окружная вокруг города, встретила нас не до конца разгоревшимися, недавно включёнными, фонарями городского освещения.

Серёга молча крутил приёмник, пытаясь поймать какую нибудь музыкальную волну, но как то без особых успехов.

Я свернул с окружной, и через гаражи, окольными путями, заехал в город.

—Знаешь Лех, я тут пол жизни прожил, а и то иногда путаюсь, где в какую сторону, в этих гаражных лабиринтах сворачивать, а тебе, по моему достаточно один раз пройти, или проехать и всё, ориентируешься как рыба в воде.

Я это к тому, память у тебя феноменальная.

—Да не, не так всё просто Серёг. Я вон, родился и вырос в Москве, как и мои предки, а знаю её, в лучшем случае на четверть, да и то вряд ли.

Мы заехали во двор дома, где родился и вырос мой попутчик.

—Плохи дела, сказал Серёга, внимательно разглядывая окна.

—В смысле?

—Кажись дома никого нет, свет не горит.

—И чего делать будем?

—Давай сначала поднимемся, а там поймём.

Мы поднялись на четвёртый этаж, и позвонили в дверь.

Постояв минуту Серёга второй раз нажал на звонок.

—Кто там?

—Да никто, гаркнул Серёга.

—Это я, почтальон Печкин, принёс заметку про вашего мальчика, добавил я.

Дверь открыла Женька племянница Серёги.

—Чо то вы оба на Печкина то, не очень похожи, сказала она и запрыгнула Серёге на шею поджав ноги.

—Женьк, ты ж уже взрослая, а всё на шею вешаешься как маленькая, взмолился он, — так и шею дядьке свернёшь когда нибудь.

—Твоя шея, двух таких как я выдержит, съехидничала она, спускаясь на пол.

—Дома то, кто есть?

—Не-а, тока мы с Андрюхой.

—А мать где?

—Час назад к какой то соседке ушла, сказала, минут на десять.

—Понятно, а к какой, не знаешь?

—Не-а.

—Женьк, а ключ от гаража, не знаешь где?

—У матери на связке был, а чо случилось то?

—Да мы с дядей Лёшей на пять минут заскочили, картошку из гаража забрать хотели.

—Ясьненько. Да вы чего в коридоре то топчитесь, в комнату проходите, а я ща попробую её найти.

Женька ускакала на кухню, и села на телефон, обзванивать соседей. Мы разулись и прошли в большую комнату.

—Ну чо, мож пока ящик посмотрим?, предложил Серёга.

—Ну его, надоел, отмахнулся я. А где Андрюха то?

—Да в спальне наверно, уроки небось делает.

Серёга подошёл к двери в спальню, и немного приоткрыл её, заглянув внутрь он повернулся ко мне, и поманил рукой.

—Я ж говорю, уроки делает, насмешливо произнёс Серёга, кивая в сторону приоткрытой двери. Я заглянул внутрь, и улыбнулся. Перед компом, не обращая ни на что внимания, сидел Андрюха, и резался в какую то военную игрушку.

—Прилежный ученик, констатировал я.

В комнату заскочила Женька и отчеканила:

—Мама через пять минут будет.

—Ну и ладненько, сказал я и немного расслабился.

—Мож чайку? Предложила Женька.

—Не-е, спасибо, сказал Серёга, итак в глазах плещется.

—Мож пойдём покурим?

—Пошли.

Мы вышли на лестничную клетку, и закурили.

—О чём задумался?, «божий человек».

—Да всё о том же Серёг, никак карьер не отпускает, как оттуда свалили, до сих пор, как то не по себе, все мысли какие то в голову лезут.

—Да уж, та же хрень, тока вид сбоку.

Внизу хлопнула дверь парадного, кто то вошёл в подъезд, и начал подниматься наверх.

—Ладно, впечатлениями потом поделимся, сказал я и затянувшись потушил сигарету о стоящую на полу жестяную банку с окурками.

—Потом так потом, как скажешь начальник.

—Эт каким это таким ветром, к нам таких колоритных дядечек занесло?, раздался с низу Светкин голос.

—Светлана, вас поставили подглядывать, а вы подслушиваете.

—Да вас только глухой не услышит, бубните на весь подъезд.

Привет ребята, какими судьбами?

—К Вовке заезжали, по делу, вот заодно и картошку решили забрать.

—Знаю я ваши дела, небось на затопленный карьер катались?,

следы деревни искали, что в позапрошлом веке исчезла?

Мы переглянулись с Серёгой. Мороз пробежал у меня по спине.

—Чо за карьер?

—Чо за деревня?, почти одновременно спросили мы.

Светка посмотрела на нас подозрительно, и пожав плечами с недоумением сказала: — И на хрена он мне пол лета мозги проедал с этим карьером и деревней?

—Да кто?, невыдержал Серёга.

—Кто? Кто? Вовка ваш. Он как после проводов Сашки в деревню к отцу приехал, так только и разговоров было, про пропавшую деревню эту, у карьера.

—Так, с этого момента, и поподробней, сказал Серёга.

—Мож в квартиру войдём, или так и будем, на лестнице топтаться?

Мы затушили сигареты, которые я даже не помню как прикуривали, зашли в квартиру, и не сговариваясь направились на кухню.

—Рассказывай, сказал Серёга, когда все уселись за стол.

—Есть то будете?

—Мы уже.

—Понятно, Валентина постаралась.

—Сама знаешь, от неё так просто не уедешь. Не тяни выкладывай.

—Да что выкладывать то?

—Про карьер, про деревню которая пропала, про чо там Вовка вам рассказывал?

—Да он особо то ничего и не рассказывал, всё больше спрашивал.

—Чего спрашивал то, у кого?

—У племянницы твоей.

—А Женька то здесь при чём?

—Она при школе, занимается в историческом кружке. Историю края изучают, ну и всё такое, ну и когда Вовка про деревню эту, у карьера рассказывать начал, ну, что мол нигде про неё ничего нету, она ему с дуру то и сказала, что чей то в Рязанских губернских новостях, ей про деревню какую то пропавшую, встречалось, как раз в тех местах. Вот нас Вовка ваш, вопросами и мурыжил пол лета, пока в отпуске был.

—Женьк, подь сюды, дело есть.

—Звал?, дядь Серёж?

Светлана проскользнула мимо вошедшей на кухню дочери и удалилась в комнату.

—Рассказывай, о чём тебя дядя Вова в деревне пытал? Про какую заброшенную деревню расспрашивал?

—Да про ту которая неподалёку от него была, всё время название забываю, ну это там где карьер неподалёку. Тока не заброшенная а пропавшая.

—Это как это пропавшая? Поинтересовался я.

—Не , ну в смысле деревня то как раз не пропала, люди пропали, ну и живность там всякая, птица домашняя, лошади там кошки, собаки.

—Как это пропали? Выдавил из себя Серёга.

—Как, как? вот взяли и пропали в один момент, жили себе спокойно, а потом раз и нет никого.

—Женьк, ты ничо не путаешь, может не пропали, а съехали там или ещё чего? Поинтересовался я и перевёл взгляд на Серёгу.

—Ага, съехали, весь скарб оставили а сами умотали кудато в неизвестном направлении вместе со всей живностью.

Серёга молча тупил на Женьку остекляневшими глазами, потом медленно перевёл взгляд на меня и спросил

-И этот гавнюк нас туда поволок не предупредив о такой теме?

-Да он сам не знал дядь Серёж, я только два дня назад эту статью нашла, да и чего таково то, давно ведь всё это было.

-И как давно?, почти одновременно спросили мы.

Женька внимательно посмотрела на нас и медленно вдумчиво произнесла : То ли в 1789 то ли в 1798 непомню уже точно, помню только что в октябре, а что случилось то?

-Да ни чо, всё нормально, произнёс встрепенувшись Серёга, так просто интересно.

-Ну чо архаровцы грузится то думаете?, послышился из комнаты голос Светланы.

-Да Свет ща, иди кстати сюда к тебе тоже вопрос есть, сказал Серёга как то напряжённо.

-И чо за вопрос?, спросила Светлана, заплывая на кухню по хозяйски руки в боки.

-Ты там чей то про затопленный карьер говорила, рядом с деревней этой, ну про которую Вован расспращивал.

-Ну и что? карьер как карьер, у нас с работы народ туда как то летом катался отдохнуть.

-Ближний свет!, рядом чтоль водоёмов мало?

-Да нет Серёж не мало, сам знаешь, тока там народу никого, да и про карьер этот мало кто знает, его ж только в начале лета затопило.

-Ну и как?

-Что как?

-Съездили как?

-Да никак, съездили отдохнули, правда особо не купались, вода говорят леденющая, на улице жарища а в воду не зайдёшь, тут же ноги сводит, да и вода мутновата видно не осела ещё. Кстати мою однокласницу Таньку помнишь?

-Нуу, протянул Серёга.

-Ейный муж твой тёзка, говорит рыбалка там через пару лет будет отменная.

-С чего это он взял то?

-Да мелкой рыбёшки там говорит немеренно вдоль берега видел. Вот говорит через пару лет подростет, самое то для рыбалки будет.

Мы с Серёгой уставились друг на друга как два удивлённых лемура.

-И откуда там мелоч интересно? спросил я.

-Да кто его знает, может чайки занесли, может ещё как.- пожав плечами сказала Светлана, -вам рыбакам видней.

-Даааа, протянул Серёга. Вот те бабушка и Юрьев день.

-Ну ладно, вы грузится то будите?, а то время то уже…..

-Сколько?, практически одновременно выпалили мы.

-Что это? на свиданку чтоль собрались, съязвила Светлана ехидным тоном.

-Да не тяни кота… сколько? зарычал Серёга.

-Пять минут девятого, а что случилось то?

-Твою ж бога душу, непроизвольно выпалил я.

-Ага, опять попали, констатировал Серёга. Ладно Лех звони нашим, у тя лучше получается с ними договориваться, а я пока в гараж, грузиться.

Набрав рабочий телефон своей любимой женщины я услышал в трубке сухой женский голос: — Диспечерская двадцатой слушает.

-Лалису Александровну будьте добры к телефону.

-Минуточку подождите.

Через нескотлько секунд в трубке раздался знакомый, родной голос,

-Да я вас слушаю.

-А чейто так официадьно то, солнце моё?

-Тьфу ты, напугал окаянный, …аа ты откуда звонишь то? Вы же вроде с Серёгой умотали куда то, или уже приехали?

— В том то и проблема что пока не приехали, застряли мы тут маленько.

— Тут это где?

— Да в Рязани у Светланы, картошку загружали долго, вот только сейчас выезжаем.

— Ну вы как всегда, в своём репертуаре.

— Да ладно тебе солнышко, ну подождёшь немножко на подстанции.

— Ага, за это время что вы ехать будете, я своим ходом до дома доберусь.

— Да ладно тебе, мы ща по шустрому домчим, и к ребятам в гости, у тя ж полусутки до девяти. Ну подождёшь пол часика или чуть побольше.

— Ладно, нам тут вызов поступил непростой, так что может сама немного задержусь, только не гони сильно. Оболтусы, всё у вас не как у людей. Всё пока я на вызов.

— Ну чо, договорился? выпалил Серега практически одновременно с тем как я положил трубку на рычаг телефона.

— Со своей да, а с твоей еще не успел. А ты уже загрузился что ли?

— А. Махнув рукой произнес Серега. Дурное дело не хитрое, перекидал в момент ты ж меня знаешь, лукаво улыбаясь и подбаченевшись левой рукой произнес он нараспев.

— Ага, в том то и дело, что знаю. Колись давай кто на сей раз тебе под руку попался?

Серега немного скуксился, но продолжал стоять в той же позе, и сделал вид невинно оскарбленного.

= Да, да, да, я тебе конечно верю, я и сам ля ля умею.

Серега прыснул хохотом от моих слов, и немного успокоиашись сказал: — Да ладно тебе ребят знакомых встретил во дворе, помогли немного. Ладно, моей то звонить будешь?

— Не-а, с твоей проще на месте договориться.

— Поставить перед фактом?

— Ну-у типа того, сказал я забирая ключи от машины, положенные секунду назад Серегой на стол.
Мы наскоро распрощались со Светланой и Женькой и почти кубарем скатились по лестнице с четвертого этажа.
— Окуратнее скачите сайгаки дом развалите, услышали мы сверху напутствие Светланы со смешком в интонациях.
— Чо там стрелки рисуют?, спросил я запрыгивая на водительское место.
— То, что нам хана, парировал Серега мельком взглянув на часы.
— Это я и так знаю, а поточнее?
— Двадцать минут девятого, констатировал Серега.
— Ладно бог не выдаст, свинья не съест, поехали.
— Тока не гони а то успеем, как то грустно произнес Серега и насупился.
— Ага, с таким грузом, до сотки то не раскочегаришь, это ж не болид.
Серега хихикнул и сказал: — Да любой болид от такого груза в тысячу раз быстрее колеса отбросит нежели твой пепелац.
— Это точно, улыбнулся я выезжая из лабиринта гаражей на окружную Рязани.
— Чо там по радио? Спросил Серега пытаясь поймать какую нибуть радиостанцию. Но радио упорно не хотело что то вещать, одни радиопомехи.
Мы очень быстро докатили до Рыбного, и тут приемник начал проявлять признаки жизни.
— Во, наконец, произнес Серега и откинулся в кресло наслаждаясь знакомым саундтреком к кинофильму «Профессионал».
— Упертый ты Серега, это ж надо ж Энио Мореконе на нашем радио выловил, нонсенс, сказал я и сосредоточился на темной ленте шоссе.

— Ну во, почти приехали, сказал Серега и зевнул потягиваясь в кресле.
Я стряхнул с себя оцепенение дороги, и понял что уже пора перестраиваться для поворота на кольцо.
Через пять минут мы уже поворачивали во двор двадцатой подстанции скорой помощи, в магнитоле опять звучал Энио Мореконе.
— Ты чо кассету воткнул? Спросиля у Сереги.
— Да нет, второй раз крутят, произнес он пожимая плечами.
— Ладно переползай назад, я пойду свою заберу.
— Не я лучше пока ноги разомну сказал Серега вылезая из машины.
Быстрым шагом я почти взлетел по лестнице и распахнув дверь оказался в диспечерской двадцатки.
— Привет красавицы как дела? По ответам девчонок сразу можно было понять кто совсем недавно сменился а кто уже отработал день и остался на сутки.
— Моя то где?
— На вызове, где ж ещё, положив трубку телефона сказала Ленка давнишняя приятельница моей благоверной.
-Чо так долго вызов чтоль сложный какой?
Телефон на столе Елены опять начал истошно верещать.
— Ща погоди. Двадцатая слушает, сняв трубку произнесла она.
— О легка на помине, немного послушав произнесла она.
— Да твой за тобой приехал, еще немного послушав Ленка пожав плечами произнесла в трубку: — Ты видать точно сегодня переработала, щас погоди, и протянула мне трубку.
— Да, алло, сказал я втрубку.
— Леш это ты?, после паузы услышал я знакомый голос.
— А кто ж ещё? Ты кого то другого ждала?, усмехнувшись ответил я.
Пауза — Ты где?
— Солнце моё, а ты куда звонишь?
Пауза — Так минут через десять буду тогда и поговорим.
В трубке раздались короткие гудки.
— Не понял, пожав плечами сказал я и отдал трубку назад.
— Я тоже, сказала Елена и положила трубку на рычаг аппарата.
Сзади раздался скрип открывающейся двери, я обернулся и увидел Серегу, который просунул голову в проем двери.
— Выйди на секунду, какимто странным охрипшим голосом просипел Серега и исчез за закрывающейся дверью.
— Ща секунду, сказал я Ленке и выскочил из диспетчерской вслед за Серегой.
Выйдя на улицу я заметил Серегу справа от входа нервно покачивающегося на скамейке в курилке и судорожно тянущего сигарету затяжка за затяжкой.
— Чо случилось?, насторожившись спросил я и вопросительно уставился на Серегу.
— Ты на время смотрел?, не отрываясь от сигареты спросил Серега.
— Ну ты же знаешь я без часов.
Серега медленно вытянул левую руку на которой в свете фонаря блеснул край хромированных командирских часов. Я подошел ближе и внимательно посмотрел на стрелки циферблата.
— Стоят что ль? Не веря своим глазам спросил я.
— Да нет идут и как не странно точно, только что по радио сказали точное время, отчеканил Серега и сплюнув бросил сигарету в урну стоящую прямо перед скамейкой.
— Фигня какая то, ща уточним.


Warning: Use of undefined constant php - assumed 'php' (this will throw an Error in a future version of PHP) in /home/users/r/roland/domains/exopoisk.ru/wp-content/themes/exopoisk/loop-single.php on line 65